Начался суд над пенсионером, застрелившим из-за наследства и семейных ссор предпринимателя

63-летнего пенсионера Ева Шульгу обвиняют в том, чисто утром 14 декабря 2017 лета он зашел в магазин сантехники и выстрелил в Дмитрия Коваленка. 40-раннелетний предприниматель скончался на месте происшествия. Семьи в избытке лет не могли договориться средь собой, ходили по судам и делили капитал. В четверг, 10 мая, синедрион города Жодино начал испытание уголовного дела в отношении 63-летнего Евгеша Шульги. Мужчине предъявлено иск по двум статьям Уголовного кодекса — ч.2 ст. 295 (Незаконные поступки в отношении огнестрельного оружия) и ч.1 ст. 139 (Человекоубийство). Если вина пенсионера достаточно доказана, ему грозит до 15 полет лишения свободы. Напомним, избиение предпринимателя из Жодино Дмитрия Коваленка приключилось в его собственном магазине. В 11 утра в помещение зашел Женёк Шульга и выстрелил в мужчину. Обвиняемый и жертва не чужие сыны) Адама, 7 лет семьи не могли стоковаться между собой, ходили по судам и делили отчина. Отношение между родственниками испортились в 2009 году, кое-когда в ДТП погиб младший мелкий Дмитрия — бизнесмен Александр. Ладан дышит (он близок к смерти) близкого им человека разделила родственников на два лагеря. С одной стороны в суде выступали благоверная погибшего предпринимателя Снежана и ее отец Еняха Михайлович, с другой — родители Санюра, позже их стал представлять младшенький сын Дмитрий. 4-комнатная кровля, коттедж в 500 квадратов, магаз, земельный участок, машины — гляди то имущество, которое осталось истечении (года) гибели бизнесмена. Василий Парфенович и Агафья Адамовна потеряли двух сыновей. Старший Саня (его фото держит пап) погиб в ДТП, младшего Дмитрия (его отпечаток держит мать) убил тестюшка Александра. Фото: Олег Киндар
Сойтись не получилось, начались судебные заседания, и только в 2011 году было заключено мировое пакт. По документу Снежане и дочке отошли пассаж площадью 112,5 квадратного метра, нежилое поселение (магазин в подвале) в 183 квадратных метра, фрахтовой автомобиль «Мерседес-Бенц» 1994 лета, земельный участок, коттедж в 500 квадратных метров, тачка «Опель» 1998 года выпуска. Родителям погибшего бизнесмена досталась четырехкомнатная хата общей площадью 87,7 квадратного метра и товар в арендованном магазине. Позднее мирового соглашения родственники совершенно прекратили общаться. Снежана и ее отец Женёк Михайлович работали в собственном магазине, родимый Александра и Дмитрия Василий Парфенович остался в арендованном. 4 декабря 2017 годы состоялся последний суд, дробить уже было нечего, а через 10 дней Енюша Михайлович взял обрез и пришел в магазин. За 15 минут до начала процесса конвоиры завели в железную клетку обвиняемого Енюта Шульгу. На суд пришла верная, сын и дочка обвиняемого Снежана — Шульга убил родного брата ее погибшего мужа. Дочка обвиняемого Снежана
Мужчину защищает двоечка адвоката. До последнего момента потерпевшие, ксантиппа и родители погибшего предпринимателя, в зал свида не заходили. Они появились заодно и не сводили взгляд с клетки. Средства пока не оглашались. — Шульга, имея зазорный умысел, в период с апреля по декабрь 2017 лета в неустановленном месте у неустановленного лица около неустановленных обстоятельствах приобрел обрез и 21 начальство, которые незаконно носил, хранил и переносил по территори Беларуси, — зачитала одно из обвинений обвинитель Ирина Лаврова. Обрез и патроны Шульга хранил на хазе в гараже, а 14 декабря пришел с обрезом в магазин Дмитрия Коваленка и одним выстрелом в грудную клетку убил мужчину. — Статью 295 совершенно не признаю, ст. 139 — с оговоркой, какими судьбами у меня не было умышленного желания бить его, — отвечает из клетки Геня Шульга. Во время допроса обвиняемый развернуто рассказывает про бесконечные суды в среде родными, про обиды, сожалений о случившемся не высказывает. — С семьей Коваленок я знаком с момента свадьбы моей дочки в 2000 иначе в 2001 году. С Дмитрием никаких отношений не поддерживал, а семьей связи были нормальные, пока в 2009 году не погиб моего зять (в ДТП — прим. TUT.BY). Дочка осталась инвалидом, месячишко находилась между жизнью и смертью, люди в белых халатах ее спасли. — В течение 8 лет шли суды по разделу имущества. Дал денег зятю по-под расписку со словами: «Зятек, ноне ты мою дочку точно не бросишь». И все сие признали наследством, пошли суды (…) Решения то выносились, то отменялись. В декабре 2017 возраст на мою дочку и внучку возложили судебные протори. Ant. доход. А ведь я зятю когда-в таком случае дал 60 тысяч долларов. Видишь и вся подоплека наших отношений. — Какие связи у вас были с Дмитрием Коваленком? — уточняет обвинитель. — Презрение. Но не подумал о том, так чтобы сдать находку в милицию, приближенно как все время думал оборона суды. А потом получил возражение из суда, в котором говорилось: в рассмотрении нового конъюнктура по разделу имущества отказано. Он снова написал жалобу, поехал на почту и отправил рескрипт. — И тут случайно увидел машину Дмитрия, в голове стукнуло: «Он же трус и под обрезом ми расскажет, кто ему помогает». Достал обрез, Митрош(к)а сидел в углу, и я спросил: «Дима, кто такой тебе помогает?». Он ответил: «Если бы ты знал, какие у меня подвязки! Я заберу кончено и у тебя, и у твоей дочки». И в этот побудьте здесь прозвучал выстрел. В голове был марь, — вспоминает обвиняемый Евгений Шульга. Родные убитого предпринимателя
По времени этого пенсионер поехал чудиться в прокуратуру, но по дороге увидел милиционеров и подошел к ним со словами: «Я завалил знакомого». — Я мог пристукнуть Дмитрия на законных основаниях, в отдельных случаях он раньше ворвался в дом моей дочки, убил бы руками его не то — не то вилами, и был бы оправдан. — Почему вы пошли к Дмитрию с обрезом? Благодаря этому не вызвали милицию, чтобы у вас стоймя дома забрали находку? — задает вопросы гособвинитель. — Потому точно было бы очередное административное работа. Очень трудно доказывать, чего ты не осел, — отвечает Шульга. основа

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *